Такси, Трансфер, Экскурсии в Сочи.

Такси, Трансфер, Экскурсии в Сочи.

Охотничье лобби: как влиятельные охотники легализуют убийство редких животных


Раздел: Всё для туризма | Дата: 31.01.2019, 08:41 На этой неделе российский «Гринпис» подал очередной сигнал тревоги. Дело вот в чем: нынешний 2017 год объявлен в России годом экологии, вот-вот должно появиться новое издание Красной книги страны. Экологи уверены, что в новую Книгу не будут включены сразу несколько десятков редких видов, численность которых катастрофически сократилась. А сократилась эта численность по вполне понятным причинам — эти виды представляют интерес для охотников и именно поэтому, как считают экологи, их, скорее всего, не возьмут под охрану. Кто решает, кого отстреливать, а кого охранять и есть ли в России охотничье лобби, выяснил Тимофей Рожанский.

Охотничье лобби: как влиятельные охотники легализуют убийство редких животных


Красная книга переиздается каждые десять лет. Как раз в этом году должно выйти новое издание, и, скорее всего, из него пропадет целый ряд редких видов.




Гуменник — исчезающий вид дикого гуся. Ученые из академии РАН добиваются его внесения в Красную книгу. Софья Розенфельд — зоолог академии наук. Она уже много лет борется за сохранение редкого вида. В прошлом году она своими руками надела специальные ошейники на птиц, чтобы следить за ними. Осенью гуменник летит на зимовку в Китай, где он, по словам ученых, может чувствовать себя в безопасности. Но до него еще нужно добраться, преодолев тысячи километров по России.


Софья Розенфельд, зоолог: А вы думаете на пролете по нему не палят? Его численность сокращается катастрофически. Не надо быть нобелевским лауреатом, чтобы понять, — если численность вида сокращается, на него нельзя охотиться.


Но согласны с этим не все. Охотники и им сочувствующие уверены, что занесение в Красную книгу только навредит.


Татьяна Арамилева, руководитель Росохотрыболовсоюза: Гуменник — это один из видов, которые мигрируют. И ответственность за него лежит на всех странах. Ну запретим мы его — мы его не спасем.


Первому зверек — последнему следок. Татьяна Арамилева руководит Росохотрыболовсоюзом. Это самая крупная охотничья организация, она владеет угодьями по всей стране и продает туда путевки. Арамилева также входит в новый состав комиссии, которая утверждает новое издание Красной книги. Недавно из этой комиссии неожиданно исключили специалистов по млекопитающим


Татьяна Арамилева, руководитель Росохотрыболовсоюза: А чем я вам не специалист по млекопитающим?


— Но вы же представляете охотников.


— Я никого не представляю, кроме себя, Арамилевой Татьяны Сергеевны.


Арамилева против внесения в Красную книгу многих видов животных. Возможность охотников влиять на Министерство природных ресурсов зоозащитники и называют «охотничьим лобби».


Андрей Шалыгин, охотник: То огромное количество животных, которые трофейные, является основным объектом продажи, но Красная книга мешает охотничьему лобби, поэтому все усилия Бендерского и Арамилевой направлены на то, чтобы исключить максимальное количество видов из Красной книги и не допустить включения новых.


Андрей Шалыгин — охотник с многолетним стажем. Сейчас — владелец интернет-издания об охоте National explorer. Эдуард Бендерский, о котором он говорит, как об одном из главных лоббистов — президент Клуба горных охотников и бывший спецназовец ФСБ. В рейтинге охотников своего клуба уверенно занимает первое место. Основной предмет охоты — горные бараны. Год назад он написал письмо вице-премьеру Хлопонину с просьбой разрешить ему отстрел пяти краснокнижных путоранских горных баранов. За лицензию на убийство он готов заплатить 15 миллионов рублей.


Андрей Шалыгин, охотник: Путоранского барана можно продать за 40-50 миллионов. Это минимальная цена, которую готовы заплатить не только арабские шейхи, но и российские миллиардеры.


Все попытки Дождя связаться с Бендерским успехом не увенчались.


С помощью информации на сайте мы нашли Клуб горных охотников. В этом же здании, двумя этажами выше, — Росохотрыболовсоюз. Кстати, Бендерский сам возглавлял его до Арамилевой. Этот тандем зоозащитники и называют главным лоббистами. Бендерский предпочитает общаться с народом через свой канал на ютьюбе. В ближайших планах — запустить собственное телевидение.


Сын Арамилевой Сергей руководит филиалом центра «Амурский тигр», занимающимся спасением тигров и леопардов. Зоозащитники, правда, утверждают, что стиль руководства, как минимум, странный.


Андрей Шалыгин, охотник: Мама дала сыну денег на леопардов и тигров, а он их потратил на банкеты.


Павел Гусев, главный редактор «Московского Комсомольца» — один из самых авторитетных охотников страны. Гусев начал охотиться еще в юности. С тех пор он успел привезти трофеи из всех стран, где разрешена охота. Он издает крупнейший в России профильный журнал.


Павел Гусев, главный редактор «Московского Комсомольца»: Я один из первых начал пропагандировать в новой России трофейную охоту.


Гусев не против выдачи лицензий на отстрел краснокнижных видов


Павел Гусев, главный редактор «Московского Комсомольца»: С этим бараном ничего не будет. А наоборот, если продавать лицензии иностранцам, на этом можно заработать, и деньги пойдут на сохранение этого же вида.


С зоозащитниками владелец «Московского комсомольца» предпочитает идти разными тропами.


Павел Гусев, главный редактор «Московского Комсомольца»: Мой главный принцип — неспорить с зелеными. У них своя жизнь, у меня своя.


Депутат Николай Валуев — «два в одном»: он и охотник, и зоозащитник. Он — один из ответственных за экологию и окружающую среду в Госдуме.


Николай Валуев, депутат: Поверьте, я не побегу добивать последнего оленя, я далек от этой мысли.


Про охотничье лобби он узнал от журналистов Дождя.


Павел Гусев, главный редактор «Московского Комсомольца»: «Гринпис» — это настоящее лобби.


Заповедник Журавлиная родина — излюбленное место нелегальной охоты на редкие виды птиц. Михаил — сотрудник «Гринписа», сюда он приезжает ловить браконьеров.


Михаил Крейндлин, сотрудник «Гринписа»: Сокращение численности за последние годы — в десятки раз. Это связано с охотой. Росохотрыболовсоюз против внесения этих видов в Красную книгу, потому что его члены тут охотятся, а они продают им путевки. Весной мы наблюдаем картину, когда десятки охотников стоят по границе заповедника и ждут, когда птицы вылетят.


Владимир Викторович — егерь. Он следит за охотугодием Росрыболовсоюза в Талдоме. Инструктирует охотников, отстреливает конфликтных — то есть слишком расплодившихся — животных. Сейчас он раскладывает вакцину от бешенства для лис и енотов. Для егеря чем больше охотников — тем лучше, но даже ему понятно, что некоторые виды в заповеднике вымирают.


К заядлым охотникам причисляют Сергея Шойгу, Бориса Грызлова, Никиту Михалкова, Петра Авена, Сергея Собянина, Владимира Якунина и многих других. И все же от элитной охоты вреда не так много, по мнению зоозащитников. Другое дело — чудовищное браконьерство в регионах. Которое никто и не думает останавливать.


Софья Розенфельд, зоолог: Я не прокурор, но у меня к Арамилевой только один вопрос. Как ее носит земля?


Татьяна Арамилева, руководитель Росохотрыболовсоюза: Не беспокойтесь. Зверь у себя дома. Это мы к нему приходим.



28 октября, 23:07 Тимофей Рожанский

скачать dle 12.1

Метки к статье: